Принц Папа Жан

Когда я прикоснулся кистью к полотну?

Когда я прикоснулся кистью к полотну?
Я тронул девственную грудь и взлетел, обратившись альфой и омегой всего сущего. Я шептался с деревьями и травами. Падая в бездну своей памяти, я безумствовал в вакууме. Расширив Вселенную, я создал планету своей мечты. Планету красоты. Планету без войн и болезней. Планету, вместившую меня и еще миллиарды душ. Я был и пустыней, и садом. Сотрясая устои материи, я открывал в своей душе другие души. Я совершал магический ритуал, в котором просматривал сны человечества. Я уносился в видениях капли росы в тишине утра, грома и снега, всего вновь родившегося и всего того, что отдает последнее дыхание абсолюту, червя и орла, ягоды и розы, морской пены и невидимых лунных оазисов, забытых восходов солнца и облаков, наконец, приютившегося в маленьком сердечке солнечного луча, заглядывающего в пещеру, голодного духа и плодов в саду мудрости. Я — все и вся. Я пережил мгновения жизни всех бьющихся и еще неродившихся сердец. Растворив лаву гнева в нежности, я посеял розы любви в кратерах душевной смерти. В стремительном полете по главной трассе Абсолюта, я танцевал с самим совершенством. Я терял жизнь и выигрывал жизнь. Существовал сообразно своему существованию. Видел сны в своих снах. Строил замок бытия. Меня короновала жизнь, и она — мой единственный господин. Тот, перед которым могу пасть на колени. Тот, которому верен и кому подчиняюсь. Тот, за которого могу воевать со всеми, кроме Свободы…
Когда я прикоснулся кистью к полотну?
Я вспомнил первый луч солнца, встретившийся с моими глазами.
Украсил время новым пространством.
Создал новые одежды для Бога.
Создал новый Символ Новой Веры.
Мои глаза ласкают миллиарды других глаз. Моя рука гладит миллиарды рук. Моим клеткам несть числа. Во мне столько же чувств, сколько квантов во всей Вселенной. Я путешествую по тайнам всех измерений. Пишу миллиарды томов одновременно и пою голосом всего человечества. Сменяю в одно мгновение тринадцать тысяч кожных покровов. Тринадцать миллионов лет протекают в одном касании полотна кистью. Мое дыхание возводит крепость вечности. Я вдыхаю ароматы всего сущего.
Когда я прикасаюсь кистью к полотну?
Тогда я даже не Я, а множество Я.
Я — падший ангел, и в то же время душа, возносящаяся к небу.
Дерево с множеством плодов.
Пища для сердец, которые любят и которые любимы.
Вино для счастливых душ.
Дорога там, где нет дороги для мысли.
Творчество для самого себя.
Игра с новыми правилами.
Светлая сторона в каждом общении человечества. Любовник вечности.
Апокриф гениальных толкований.
Форма для бесформенного, для цветов.
Я ношу свое имя, но могу называться именем всего и всех.
У меня свое лицо, но под ним сокрыты все лица видимого.
Моя память — всемирная память.
Мои грехи — грехи всего человечества, а полотно — искупление. Искупление без боли и пролития крови.
Искупление через новое рождение.
Когда в моей руке кисть, я поджигаю сам себя. Рождаюсь из развеянного по ветру пепла. Становлюсь величайшим. Змеей, кусающей свой хвост. Линией без конца и без начала. Контуром зеркала, в котором сияет образ любви. Когда в моей руке кисть, я — древняя история. Притча со многими посланиями. Вечный скиталец в странной стране. Незаметно для всех, я просачиваюсь под кожу всего живого.
Любовь, которая побеждает все, любовь ко всему, любовь, отданная всем. Любовь, которая есть все.
Я ищу ласку там, где нет пепла. Женская истина, любовь, экстаз, одежды, сотканные богами. Это я !
Это я!
Мое сердце — неотшлифованный и невинный камень молодости.
Опыт моей зрелости не сделал меня порочнее, но украсил своим чистым блеском.
Я переживаю катарсис и сам есть катарсис.
Я растворяю краски и сам являюсь краской.
Я переплетаю измерения и превращаюсь в новое измерение.
Я мечтаю, и сам есть мечта. Я превращаю мечты в осязаемое, и сам осязаем.
Своим дыханием я развеваю знамя времени.
Я призраком витаю над башнями замка чистой истины.
Я ищу свет во мраке и зажигаю факел, который внезапно гаснет. И тогда я сам превращаюсь в факел и освещаю все хотя бы на мгновение.
Когда в моей руке кисть, я как ребенок, который знает, что хочет Быть и Обладать. Я не задаю вопросов, а пришпориваю коня для новых битв. Ищу конец в бесконечности. Грань, за которой простирается бездна. И знаю, и хочу опять Быть, и Быть, и Быть.
Я — экстаз и лунное спокойствие.
Чувство, утвердившееся и отрекшееся от разума.
Много судеб сплелись в одной моей судьбе.
Я — узел выбора и паук, сплетающий светлую кровеносную систему Живой Красоты.
Червь из плода познания, подкармливаемый новыми вопросами старых грехов.
Искуситель с железным терпением, разрушающий устои душевного спокойствия. Я сам — душевное спокойствие, устрашенное собственным искушением.
Живая изгородь между счастьем и изуверством.
Я человек, но не совсем человек.
Долгий рассказ из законченных слов и незавершенных понятий.
Когда в руке моей кисть…
Тогда я — ремень передачи двигателя жизни.
Стремление к непостижимому.
Видение невидимого.
Мысли о немыслимом…
Правда о том, что нуждается не в справедливости, но в любви.
Логика абсурда.
Приключение из приключений.
И опять химические реакции, живые клетки и рука. Удивленные глаза перед полотном.
Я — сеятель в райских кущах.
Искатель Бога, но, прежде всего, Человека.
Изменник трагической участи.
Долгое прощание со старой любовью.
Страстное сияние влажной и печальной ночи.
Богомаз, ваяющий образы на небесном куполе.
Дикая, ничем не стесненная свобода.
Первичное решение.
Черное раскаяние.
Бунт невинности и новая вина.
Что будет, когда я выпущу кисть из рук?
Когда пальцы мрака сожмут виски утомленного солнца?
Когда последний вздох моей груди, как фанфары, известит во мраке, что еще одно сердце умолкло?
Когда настанет миг неизбежности, о которой мы слышали, но в которую никогда не верим полностью?
Когда стена моей памяти обрушится, чтобы слиться с безмолвием?
Когда кошмары утомятся, и наступит беспамятство?
Когда в холодеющей руке охладеет и кисть художника?
Когда мир закроет для меня свои ворота?
Нет! Я не закрою глаз! Я еще не раз возьму в руки кисть и когда-нибудь, затаившись за ширмой, посмеюсь над выпученными глазами всех тех, кто имел много денег, но не хотел покупать мои картины. Я еще восстану из пепла… Мой трепет снова возродится. Потому, что я позволил себе недопустимое, дерзнув существовать по ту сторону своего существования и когда все уже случилось, я снова существую, хотя бы вовне как отпечаток, который я оставил во времени. Как цвет и мысль, в которые я запряг рысаков своего страстного дыхания. Как те послания, которые я произнес, и как те послания, воплощенные мной в цвета красок, на оглашение которых не оставалось времени. Как воспоминания, поглощенные полотном.
Как чувство, которому я отдался. Как то, чем был я сам, что не подвластно времени и что дает право на жизнь, находясь по ту сторону времени.
Я познал вселенскую печаль, но печаль бежит от меня.
Я не могу смириться с тем, что когда-нибудь все закончится, ибо способен в мгновение свернуть бесконечность. В то мгновение, когда в моей руке кисть. Миг, когда я по-настоящему счастлив.
«ЕСЛИ ТЫ ХОТЯ БЫ МИГ БЫЛ ПО-НАСТОЯЩЕМУ СЧАСТЛИВ, ДЛЯ ТЕБЯ НЕТ КОНЦА!»

Comments are closed.