Принц Папа Жан

ОТКРОВЕНИЕ – ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ

ПРИНЦ ПАПА ЖАН

ОТКРОВЕНИЕ – ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
/ БОЙКО БОРИСОВУ – ПРЕМИЕРУ-МИНИСТРУ БОЛГАРСКОЙ РЕССПУБЛИКИ
посвящаю

ПОЭМЫ И СТИХИ

1.ПЕРЕСТРОЙКА
/БОИКО БОРИСОВУ- ПРЕМИЕРУ-МИНИСТРУ БОЛГАРСКОЙ РЕССПУБЛИКИ/
посвящаю

Политические Перестройки
Старого мышления и новой цели
Рождаются уже среди людей.
Но мы опять не уверены
И нас тяготит мысль о завтрашном дне.
И топор тяжел.
И хлеб горек.
Почему мы должны жить так?
Мощности потенциальные,
Таланты, умы, мышцы,
Помогите Жизни тройке опять!
И опять ищем веру и ее доказательства.
И верим, что Гений придет
И Мыслитель Всех миров
Поможет атомом
Перейти истории Рубикон.
О, цивилизация могучая!
Забудь на мгновение
Все боли и терзания людей!
Покажи им снова,
Что не надо искать врагов везде.
И опять все сначала?
И когда придет конец?
Когда уничтожим бомбы.
Когда остановим СПИД.
Когда вытравим жало зла.
Я буду радоваться всем сердцем!
Будем дышать полной грудью.
Будем жить по-настоящему!
А этот день мечты
Придет с кровью и потом
На поле труда.
И все наши ребята
Станут братьями и сестрами
В мире. Притом — навсегда

2. БЕГУЩИЙ МИР
/БОИКО БОРИСОВУ- ПРЕМИЕРУ-МИНИСТРУ БОЛГАРСКОЙ РЕССПУБЛИКИ/
посвящаю

В этом мире вижу битвы слов и безумия
И расщепляющиеся атомы реакции,
А с болью умирающей от СПИД-а отравы
Рука человеческая просит помощи.
В этом незнакомом городе я потерялся
Среди мрачной толпы себе подобных существ,
Которые спешат в свою ежедневность.
Проходит женщина мимо меня,
Размалеванная, с красными глазами…
Ну что-же, красота может быть странная…
Прошипел мерседес черный,
С занавесками и с неизвестным хиксом.
Может быть спешит на следующую аферу.
В воздухе воняет горелыми шинами автомобиля.
Я задохнулся ропотом, толпами и скандалами.
А бомбы где-то падают в ночи.
И так мне хочется выкрикнуть:
“Остановитесь! Хватит!
Почему и куда уходишь, человечество?!”
Но как-то крик не выходит.
В горле комок застрял
И глушит голоса и слезы.
И каждый понимает только самого себя
И все мы на дороге Космоса
Ищем пощады и милости.
И у кого?! У повелителя всех миров —
Человека!!!
А ему наплевать
На наши просьбы и на наши угрызения.
У него уже достаточно славы,
Он имеет свою атомную реакцию,
Но он спешит…
Спешит нажать последнюю кнопку,
И своей непрожитой до конца слабостью
Положить конец своему изменению
И себе самому.

3. ПРОКЛЯТИЕ
/всем политическим лидерам
посвящаю/

Рушили все, что создано кровью и потом,
Развеяв флаги над летящей конницей.
Народ, который зачали на поле битвы
Для Болгарии.
Потом пришла очередная пародия
И мавзолей глупости взорвали.
И в нашем больном храме
Места не осталось
Для искусства. И оно погибло.
Теперь творцы страдают. И бесплодны.
А лавры вечности давно забытые.
Творцов в халупы прогнали и их забыли.
Они остались одинокими, безмолвными и скрытыми.
Одна единственная милость им осталась —
Надеяться на руки Бога нерукотворного.
Творцов верхушка всех политиков смела.
А мы живем лишь коркой хлеба. И мечтаем.
Честь свою сберегли для поколений.
А будут ли они? Я сам не знаю.
Строили вечности, воздвигли пилон идеологии
И наши флаги кровью кормили.
Забыли мы закон Божий.
И нас ждал суд.
Рушили вечности и пал пилон
И флаги новые напоили мечтою.
Убили творчество. Теперь живем мы бедно
И не можем воспрять духом и голову поднять.
Вчера — лошади из мрамора,
Железные догмы.
Сегодня — продажная свобода.
А среди синих и красных лжецов и воров
Умирают самые светлые личности народа.
А где же ты, ЖЕЛАННАЯ СВОБОДА?!

4. ХХ ВЕК
/моему дедушке Ангелу — МЪДРЕЦА – ВЕЧНА МУ ПАМЕТ!!!!!!!
посвящаю/

Из дерева сделаны лестницы и гробы.
Какая разница между ними?
Над нами высится рука атома,
Которая весь мир готова затмить.
И что еще надобно человеку?
Дом всемирный, среди плачущих созвездий,
А, может, кусок хлеба и глоток воды,
А душа ненасытная — она что хочет?
Сумасшедшие,
Обалдевшие,
Онемелые,
Политики — фанатики на карту ставят
Судьбу мира в этот час.
Пусть души их скорее отойдут в потусторонний мир!
И все немеет, все ослепло,
Боль последняя и стенание глухое
Перед ошибкой, которая теперь произойдет,
А завтра некому судить происходящее.
Но опять миллиарды вытекают безоглядно
Они населили ураном небо мертвое.
Но где ты, Гений?!
Где ты, Разум Человеческий?!
Куда ты спрятал свое дитя?

5. ГЕНЕРАТОР ИДЕИ
НА БАТИ ПЕЦИ – ДУХОВЕН САРТНИК, ГЕНЕРАТОР НА ИДЕИ!!!!!!
Мое сердце — генератор судеб.
Оно — потерянные глаза.
Оно -волны кроткие
И сердца, которые
Уже не бьются.
Мое сердце — послания без счета.
Оно — восходы разбазаренные
И куски разбитых надежд.
Оно — слова потерянные,
Оно — тысячи ушедших дорожек,
Оно — тысячи мечтаний забытых,
Тысячи звезд невиданных
И тысячи слез невыплаканных…
Мое сердце — генератор судеб,
Генератор сил, уходящих в бездну ,
Потерянной страсти в суете
И молодости, уходящей в мир.
Мое сердце — последние вздохи свечи
И капли дождя весеннего,
Оно — печаль листьев осени
И все забытые дни лета
И мечты, обледеневшие зимой.
Мое сердце — генератор.
Я дам ему свою силу,
Чтобы она осветила мир.

6. Ж Е М Ч У Ж Н О Е О П Ь Я Н Е Н И Е

ПОЭМА
/ИРИНЕ ДЕЛИНОЙ — ВСЕМИРНО ИЗВЕСТНОЙ ПОЭТЕССЕ -ФИЛОСОФУ И ЧЕТЫРЯМ СТИХИЯМ

Земля замучалась и родила ребенка.
И языки пламени вытерли плаценту.
И новая женщина поцеловала воздух
И воды понесли ее в потоке времени.

Там маленькая королева
Впервые в жизни полюбила
И поняла, что любить может,
И что прекрасно быть любимой.
Поняла она, что может также ненавидеть дико.

Она поняла, как творится поэзия
Из сатанинского мороза;
Как можно смеятся ребячим голосом;
Как можно стать супругой;
Как иметь множество сердец;
Она была счастливой.
Но счастья такого не каждый
Сможет вынести.
И чем беднее человек,
Тем лучше понимает это…

Итак, королева богатая
Когда со мной встретилась
Не поняла что я тот принц,
Которого земля родила
И подарила ей чтобы любить.
Обо мне толкуют – странник,
И такой осталась в нем.
И когда я был далече,
Свое время не теряла
И однажды дальше меня,
Выше меня улететела.
Я надежду хранил долго,
Что она вот-вот вернется,
Но в конце концов утратил
Эту веру навсегда.
Это сделал не я – время
Все расставило по местам,
Потому что без любви
Время ты не победишь.

И когда, глотая слезы,
Я смотрю на наше прошлое,
Боль свою я не скрываю,
А выплакался в стихах.
Дочь земли скрылась куда-то,
А мне многое оставила –
Раны своих поцелуев,
Память черную надежд.
От любви – лишь одиночество
И цветов увядших копну.
Мастерская моя пуста
Без радостей красоты.
И в душе моей так пусто,
В ней прошел пожар изгнания.
И в моих воспоминаниях
Греет радость былых дней.

Она была дочь земли,
Ее миловали ветры,
Ее обрекли красоте
И дали бессмертную душу.
Руку она мне протянула,
Но стать моею не успела.
А я – то принц, то нищий,
Ее искал по всей земле.
В городах безбрежных видел
Все ее лица в толпе.
Эти лица – так различны
В нежности, но и в грехе.
Я уходил не возвращаясь
Не находя второго Я.
Больше ее не коснулся.
Бумага мне дала чувство,
Что давно любовь дарила
Когда я пишу о ней.
В стихах ее догоню, знаю,
Как знаю – грустью повзрослел.
И если где-то в мире бродит
Хоть крупинка того времени,
Когда она родилась, верю:
Она услышит голос мой.
Вспомнит она о любви нашей
Вспомнит моя королева,

И так страшно будет когда
Некому проводить тебя слезами
По дороги твоей до конца.
А когда уйдет любимый
Кому подаришь ты свою любовь?
Без искрености чувств она безвкусна
Как в театре роль плохого актера.
Каждый один узнает
Продешевленную любовь.
И каждый тебя бросит,
Когда в беде утонешь…

* * *

Ты была моим искушением и ты меня предала.
Ты все четыре сезона.Ты красный тюльпан.
Ты обвинение черное, ласкательство нежное
И уголь палящий моих руках.
Ты – моя рана, мое возбуждение, ты – воздух, удушье,
Библейское слово, бутон ты цветка и шпага стальная
И тайно купленный билет в рай.
Терновый венец из мира космичного,
Шаги таинствены в сердце моем.
Дух поэтический, дух прозаический,
Воздух, ласкающий крылья и сон.
Черная скука моих радостей цветных,
Вечный мой призыв ночного сна.
Песня родника неугомонного,
Поцелуй во мраке губ горячих.
Отшумевшая радость моей безумной вечности
И счастье в пульсе мечты крылатой.
Нежность ласкова предвечности экзотической,
Трепеть любовь безумную, космическую.
Экстаз, сумасшествие, земля и разум,
Сад расцветавший и в пустыне оазис
Ты захотела иметь в мире все.
Осталась свободной только в своем прошлом.

* * *

Захотела ветра в волосах.
И в тюрьме философии скрылась.
От бед житейских и от мира,
Чувства охраняют разум.
Ветра в волосах хотела,
Дам тебе его, пожалуй!
Взял я ветер на вершинах
И ветром любовь я вдыхаю.
Ветра в волосах хотела?
Будь со мной! И мы с тобою
Поднимемся на вершину
И окутаемся громом.
Молния и смерть и жизнь,
Судьба, грех и взор невинный…
Воспарили выше Бога
И забыли про него.
Пусть вниз катятся другие,
Пусть мечтают о возвышенном.
Мы с тобой как дети Бога
Каплю жизни им оставим.
Жизнь – мгновение.
Но мы знаем,
Что они – мгновения – наши.
А могилы остаются праху смертному
В отметки.
Ветра в волосах хотела.
Я тебе свободу дарю
И она сплелась с судьбою
Нашей веры и любви.
Ветра в волосах хотела…
После всех моих подарков
Ты меня не захотела
И другого выбрала.
Теперь живешь ты одиноко
Опять ветра не хватает.
И глаза твои пусты
И любовь твоя увяла…

* * *

В черном забвении правду жестокую
Я сохранил и не веря совсем
Исповедь нежную тайно рисую
И возвращаюсь к себе. Я голубь.
Тихо воркуя, задает мне вопросы:
Где, почему и зачем это так?
Господь в погонах старшинских расспрашивает:
Папа Жан, где твоя любовь?
— Уьвеис,! Валерия Радость Блаженная!
Губы твои алее зари! Солнышко ясное,
Песня незримая, в глаза твои – море,
А в груди – пустыня.
Богиня вакханка, ты с солнцем заходишь.
Небесный огонь сгорел за холмом.
Лучь прорезает небеса и уходит,
А я ,твоя жертва, остаюсь одиноким.

* * *
Любовь других – чувство личное.
Моя – искусство всемирное.
В эпидермисе своего грешного гена
Я остался до боли откровенен.
Рассек его и вынул тринадцать тысяч сердец.
Перцем посыпал каждое облако, чтобы ныло
Как раны Христа,
Как молния осенью,
Как плесень на забытой,
Потерянной или нерожденной
Картине Пикассо.
Ты, бегущая серна,
Разорвала пелену моих глаз,
Моих мыслящих глаз
И оттуда вылились
Триста раз по триста
Сердец.
И красками вылилась и застыла
Серна, просящая ласки и любви,
Свою прелесть женскую открыла
И излучала поцелуи,
Которые сыпались
На голову мудрого сатира.
Твое тело из хитрости женской,
Оно как победная дипломатия
И меня оставила в ночи – одинок.
Воплотился я в картинах усталых.
Принц – Странник, путешествующее сердце!
Еще утром ушел, тебя искал я.
И жизнь свою я предал красоте.
Еще не знал тебя, но я сказал:
“Люблю тебя, Валерия!”
И жизнь свою я предал красоте!
И когда задыхался в грязи,
Твое имя твердил всегда.
Поскользнулся, упал и выпрямился.
И уцелел. Навсегда.

Прошел сквозь миллионы картин.
Прошел сквозь пули жестокие,
Сквозь слова,
Сквозь терновые венцы,
Чтобы прийти измученным,
И кровью истекаюшим
К Тебе,
К Тебе,
К Тебе, ВАЛЕРИЯ!
Страдание помнит точно.
Я был бродягой, меценатом, иноком, аскетом.
Я верил и не верил!
Ах, почему я воскрес?
Чтобы победила любовь к тебе, Валерия!

* * *

И тону я в глазах твоих хрустальных,
Касаюсь дыхания вечной плазмы,
Выпил до дна чувствительность вихря
И упал в царство мечты эротической.
Увидел реальность безмолвия,
Сошел к постепенной фантазии чувств.
Там дороги привели на распутье
И остались вера, воспоминание, любовь.
Тишина реальности без мрака
Витает в воздухе. Он полон
Ароматом незабудок.
Я выдохнул облако забвения.
Меня причастила радуга.
Маской самодовольства укрылся
Чтобы всмотреться в незримое,
Чтобы поцеловать ветер,
Который ласкал твое лицо.

* * *

Иногда я бог, иногда был иноком,
Иногда, приличный и космический,
В твоих объятиях я искал покоя,
Моя девочка и женщина в одном.
Открыл я с тобой покой?
Или был твоим капризом?
Капризом твоего тела,
Моя милая девочка
И женщина милая!
Хотя я так люблю тебя!
Остался одиноким и космическим…

* * *

По моей старой коже
Мурашки бегают.
В нюансах боли и радости
Мое сердце стучит.
Как змея вылезал
Из этой кожи старости,
По которой мурашки бегали.
Я вернулся к тебе,
Моя ноющая любовь.
Простил тебя
И не простил…
Мурашки мне припоминают
Звезду твоей измены святой,
Когда свою любовь
Открыл я снова.

Мурашки на своей коже старой
Я помню. И решил:
Я выбираю лед и пожар!
И утро встретил одиноким.

* * *

Я вдыхал твое дыхание.
Я много раз касался твоей плоти.
Не раз ты меня поила
Амброзией любви
Своими губами.
Люблю тебя.
В своих стихах бесконечных
Я тебя обожаю.
И тела твоего, чуть не дождавшись,
Я умираю!
Просыпаюсь с мечтой прикоснуться к тебе.
В твоих глазах ярких свет гаснет.
Хрустальной капелькой просочилась слеза
И душе моей стало горько.
Та слеза воскресила воспоминания.
В моих мыслях царствует скорбь.
Та слеза угомонила отраву
Которой напиталась плоть.
А мое горе?
Оно – колодец пересохший.
Душа моя стала утопленником
В воспоминаниях сумасшествия.
И мои надежды человеческие пропали.
А смерть не далека. Я ее не боюсь.
На моей могиле ты посади
Ту розу китайскую,
Которая цветет в моей комнате.
И в своем рыдании утопи
Забвение о нашей любви.

* * *

Ко мне пришла,
Распустив волосы. Их украла у мрака?
Ты позабыла нашей черной мессы дни,
Глядишь на космос, а сердце мое плачет.
Неземно красивая, в силе могучей
Твои мысли текут рекою…
Твое задыхавшееся спокойствие
Преклонило голову перед разумом гордым.
В старой башне твоего замка
Ты жила с нежностью кроткой, серна.
И в мои губы ты вылила
Слова любви, моя красота.
И мгновение стало вечностью.
Ей обладаем мы.
Романтика ласкала мысли,
И тела усталые
Были полны желанием.
Давай оставим тишине
Обнимать нас
Своими крыльями.
Так волна морская исчезает
Во мраке ином.
Гонимые желанием,
Страсти сплетали нас,
Как водоросли сплетаются
В экстазе.
С ним мы взлетали
И скоростью света и
Разбитого атома,
Наша любовь поднималась,
Потом возвращались
В лоно вечного неба.
Половодье чувств
Вулканом охватывало
Наши тела.
Руки вздымались
В порыве танца
И устало опускались вместе.
Утро окутало нас цветной радугой.
Пространства далекие и мысли грустные
Нас разделили
В двух кроватях,
Сошедшихся углом.
Остались мечты наши
Как в заповеднике.

* * *

После длительного голода
Я попросил тебя о куске хлеба.
А ты повернулась, строгая
И мне отказала.
Наверное за то, что я тебе дарил?
Наверное для тебя любовь стала грехом?

Твои красивые глаза полны морозом.
Откровенность эта не твоя.
Дороги длинные и каменистые
Ведут тебя неведомо куда.

Иллюзия мести взнуздала твою страсть.
Советники мудрые твой сон обуяли.
На что мне жизнь без тебя?
Но я буду жить, рисовать и плакать стихами.
А ты?

Слезы горькие утонули в бездне.
Порыв рассекло заблуждение.
Твою доброту унесло безумие.
Улетело красивое воспоминание.
Я остался жевать черствый хлеб разлуки
И ласкать тебя жаждут мои израненные руки.
Они и сегодня еще могут драться
С черным вороном лжи и предательства.

Как трудно подумать.
Как трудно подумать!
Мечта улетела,
Тобою испуганная.

Не хочу быть любимым насильно.
И прощания не хочу такого.
Ты забудь про меня и пожалуйста,
Ты другого найди, если сможешь.

Сгорела ты в огне моей доброты.
Это достаточно. Мне мести не надо.
У меня в сердце – пепел. А ты лети
На своем воздушном шаре.
А если шар станет твоим крестом?
Что потом? Шепотом: что потом?

Знаю,
Ты все еще такая,
Бескорыстная, с детской мечтой.
И гонишь коней своей жизни
По дороге старой, никудышной…

Спасибо тебе за то,
Что ты запомнила,
Когда мне сказала:
“Ты меня сделал женщиной…”
Спасибо тебе, дорогая!

А плащ мой разорван.
И сердце разбито.
Душа кровоточит
И нет полета.

Счастливая или лишенная веры,
Возвышенная или вдохновенная,
Усталая или без веры…
Все это ты – бесконечная перемена.
Но я не кукла.
И уже – не твой кумир.
Я не шут и не клоун.
От тебя ничего не хочу.
А боль моя стонет раненым зверем.
В моей мастерской, в галерее всемирной
Опять я такой, каким был я и прежде.
Своею рукою накормил я птицу,
Она мне поверила, потому что я искренний.

Моя человечность как, горный ветер,
Ласкает душу и радует плоть.
И сам я – радость, которая светится
В пурпуре ночи и мерцании звезд.
Все это я. Мне больше не надо.
Свою “волю свободную”.
Слова все это, пустые и горькие.

Пустоту праздного муравейника.
Это все, что ты мне оставила.
Что сталось с теплотой,
Которая согревала наши дни?
Уголек в твоих руках угас
Останься вовеки, Богиня счастливая!
Богиней будь навсегда, моя милая!

Иконой видел лицо твое во мраке.
И захотел молиться.
Какому Богу?
Когда нету Богов!
Но я остаюсь.
Протягиваю руки,
Чтоб дать тебе надежду,
Мечта моя желанная,
Огнем сожженная…
С тобой хочу остаться,
Моя любовь жаркая,
Вселенная плачущая,
С тобой одной,
И после конца мира!
С ТОБОЙ

7. ЭТО Я
ЛОРЕ ЙОРДАКИЕВОЙ (МАХАТМАВЕДИ) ПОСВЯЩАЮ
Всемирно известный писатель, философ и духовный учитель

Я выше каждой высказанности
В просторах свободной души,
Которая перелетела сквозь
Дремучие леса Духовных таинств.
Для полета большой любви
Необходимо великое небо.
А тебе нужен Я!

ЭТО ТЫ
Ты самое светлое дитя Бога!
Ты — княжна моих мечтаний!
Ты прикоснулась к волшебству любви,
Отраженному в хрусталь мудрости.
Поэзия, волшебство, мечты…
Для меня все это — Ты!

8.Огневолосая
ЛОРЕ ЙОРДАКИЕВОЙ (МАХАТМАВЕДИ) ПОСВЯЩАЮ
Всемирно известный писатель, философ и духовный учитель

Любовь моя, лучезарная, огневолосая,
Сияй, когда затмится солнце,
Сияй, когда тьма землю околдует,
Сияй в глазах черных…
Сияй во мгле,
Сияй в пшеницах,
Сияй в глуши,
Сияй в моих фантазиях далеких
И озарением их вдохновляй…
Сияй, когда дорога есть тупик,
И указателем моим ты верным будь.
Над гневом ты сияй, лучистая,
Мою любовь ты не забудь.
Сияй над дорогами туманными,
Надеждой страх победи,
И грусть лучами счастья умой,
как знаешь только ты…
Сияй, когда затмится солнце,
Когда заплачет небо,
Затми все звезды хрустальные,
Сияй ты в сердце моем!

9. ПАПА ЖАН
/России посвящаю/

Руки и цветы,
Глаза, раненые любовью,
Раскрытое сердце…

Для любви, много и очень много…

10. КУДА?
/ Джуна, всемирно известная целительница, генералиссимус, профессор, академик, художник, поэт:
Князь Папа Жан! Вы — великий человек на этой планете. Ваше творчество имеет огромное значение, оно заслуживает внимания и дает пищу для размышлений. Ваша живопись несет в себе вечную жизнь и пусть будет так, как велит Вам Бог! Вы — история и живая легенда! Живите вечно!
посвящаю/

Дикие порывы, рожденные сумсшествием
И крестом судьбы
Пьют любовь из святых вен
И умирают бессонными
В отягчении серых вещей
И нищете бесконечной
Под мышкой ночи…

Скорчившийся червяк,
Эстетика свиньи пьяной
Перед пеной абсолюта
Растворились в вагине.
Сердце — жеребенок
И вагина – душа,
А скверный абсолют
Все меня спрашивает:
“Где? Куда?!”

Comments are closed.